«В споре рождается истина» Является ли Олег Тактаров первым российским чемпионом UFC в истории?

09 Октября 00:21
Максим Гагарин
75
«В споре рождается истина» Является ли Олег Тактаров первым российским чемпионом UFC в истории?

Некоторое время назад с новой силой разгорелся конфликт между пионером ММА Олегом Тактаровым (17-5-2) и отцом российского чемпиона UFC в легком весе Хабиба Нурмагомедова (28-0). Пусть на этот раз конфликт получился скоротечным, стороны все-таки успели сказать друг другу "пару ласковых".

Причиной разногласий между представителями прошлого и настоящего смешанных единоборств кроется в банальной гордыне. Спортсмены не сумели поделить титул первого в истории российского чемпиона в истории крупнейшего промоушена. Тактаров уверен, что три победы за один вечер в июле 1995 года и завоеванный титул, который в дословном переводе на русский язык носит название "победитель супер-боя" дают ему право претендовать на это звание, в то время как отец Хабиба считает именно своего сына первым российским легитимным чемпионом.

Если копнуть поглубже, можно понять, что в словах Абдулманапа Нурмагомедова есть определенный смысл, но это не значит, что заслуги Тактарова не стоит уважать. Первый официальный пояс чемпиона UFC был разыгран в 1997 году, а его обладателем стал Марк Коулман, который ранее также являлся владельцем титула "победителя супер-боя". В феврале 1997 года он одержал победу над Деном Северном, а официальная формулировка организации гласила следующее: Выиграл первый чемпионский титул UFC в тяжелом весе и объединил его с титулом "победителя супер-боя". Ключевой фразой здесь является "первый чемпионский титул", что по факту подтверждает слова Нурмагомедова-старшего, тем паче, что после розыгрыша полновесного титула, его устаревший аналог был упразднен. Учитывая аргументы, приведенные выше, можно сделать вывод, что обладателем первого чемпионского пояса в том виде, в котором мы знаем его сейчас, стал именно Хабиб.

Тем не менее нельзя сказать, что Тактаров не является обладетелем серьезных заслуг, так как в первые годы существования организации именно этот пояс являлся наивысшей наградой, и сейчас он отдаленно напоминает титул победителя Гран-при, вроде тех, что в свое время проводили Pride и многие другие организации. Даже президент UFC Дана Уайт решил уклониться от прямого ответа, когда его спросили о чемпионских притязаниях Тактарова, что указывает на неоднозначность ситуации. Вполне вероятно, что Олег просто стал жертвой риторики, которая была столь переменчива в годы становления смешанных единоборств, как отдельного вида спорта.